ON THE SPECIFICS OF FIDUCIARY TRANSACTIONS IN RUSSIAN CIVIL LAW

 

David Bit-Murat

graduate student, Kazan Federal University,

Russia, Kazan

 

АННОТАЦИЯ

В настоящей статье автор проводит научный анализ вопроса об особенностях фидуциарных сделок в российском гражданском законодательстве. Раскрыты основные проблемы, на которые могут быть нацелены научные исследования по вопросам дальнейшего изучения и исследования фидуциарных сделок в разрезе Гражданского кодекса Российской Федерации. Автором сделаны выводы относительно понимания особенностей данного типа сделок, указаны проблемы и затронуты основные типы фидуциарных отношений.

ABSTRACT

In the present article the author carries out scientific consideration of a question of the analysis of a question of features of fiducial transactions in the Russian civil legislation. The main problems at which scientific research concerning further studying and a research of fiducial transactions in a section of the civil code of the Russian Federation can be aimed are opened. The author drew conclusions concerning understanding of features of this type of transactions, problems are specified and the main types of fiduciary relations are affected.

 

Ключевые слова: фидуциарные сделки, фидуциарные отношения, гражданское законодательство, особенности фидуциарных сделок, фидуциарные соглашения.

Keywords: fiduciary transactions, fiduciary relations, civil law, features of fiduciary transactions, fiduciary agreements.

 

В данной статье будут рассмотрены отличительные особенности сделок, основанных на лично-доверительных отношениях сторон. Фидуциарные отношения характеризуются особым доверием, которому соответствует правовое явление «фидуциарное обязательство», возникающее, когда одно лицо действует исклю­чительно в интересах другого лица [2, с. 128–129]. В соответ­ствии с этим понятием строятся, например, обязательства поверенного и доверителя, принципала и агента, адвоката и представителя. Фидуциарное обяза­тельство играет важнейшую роль в лично-доверительных правоотношениях. Фидуциарные сделки выделяют в качестве особой раз­новидности сделок. В таких сделках личность имеет для другой стороны большое значение (к примеру, договор поручения, договор простого товарищества и др.). Так, постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 мая 2018 года № 15 АП-4516/18 оставлено в силе решение Арбитражного суда Краснодарского края от 6 февраля 2018 года, так как договор простого товарищества носит фидуциарный (лично-доверительный) характер, в связи с чем утрата одного товарища такого доверия к другому товарищу является уважительной причиной для расторжения договора [10].

В целях выделения в отдельную категорию названных отношений (договоров) перейдем к рассмотрению и определению признаков, харак­терных для фидуциарных отношений, с целью изучить особенности данного типа сделок относительно российского законодательства [3, с. 139].

Первой особенностью является доверительный характер отношений. В фидуциарных отношениях имеется важный элемент, который имеет место между сторонами, – доверие. Именно благодаря этому элементу фидуциарные сделки становятся возможными и исполняются, а в случае внезапной утраты доверия – прекращаются.

С точки зрения гражданского законодательства фидуциарные сделки представляют собой сложный комплекс веры, уверенности, доверия и партнерства. Так, апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 29 октября 2013 года по делу № 33-6284 отменено решение Энгельсского районного суда г. Саратова и принято новое решение о взыскании денежных средств по договору на оказание услуг (смешанный договор, который содержит условия договора поручения и подряда) по оформлению документации на земельный участок. Отменяя решение Саратовского областного суда и принимая по делу новое решение, Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда напомнила о закрепленном принципе добросовестного ведения дел и честной деловой практики, в силу которого на коммерческого представителя возлагается обязанность исполнить данные ему поручения с заботливостью обычного предпринимателя, при этом интересы представляемого имеют приоритет по отношению к интересам самого представителя. Таким образом, заключение фидуциарных сделок характеризуется особым доверием заказчика к исполнителю [8].

Например, доверие выражается в том, что согласно «товариществу» (п. 1 ст. 1044 ГК РФ) каждый из участников товарищества может представлять другое лицо в гражданских отношениях. Что касается вопроса верности: в Гражданском кодексе об этом сказано в статье 1041 ГК РФ: каждый из товарищей согласен и изъявляет желание суммировать свои вклады и использовать их для организации совместного дела, не противоречащего закону и без образования юридического лица [8].

В фидуциарных сделках доверие, если можно так выразиться, обладает юридическим смыслом и может влиять на отноше­ния, и оно может проявляться достаточ­но многогранно: односторонний отказ от дого­вора (ч. 1 ст. 699 ГК РФ), прекращение договора в связи со смертью лица (п. 3 ч. 1 ст. 977, п. 1 ч. 1 ст. 1024 ГК РФ), безвозмездное исполнение дого­вора (ст. 690, ч. 3 ст. 891 ГК РФ), личное исполнение договора (п. 1 ч. 1 ст. 974 ГК РФ).

Следующей особенностью является длящийся характер отношений фидуциарных сделок [5, с. 4]. Проведя анализ ГК РФ, можно прийти к выводу, что длящийся характер отношений носят договор безвоз­мездного пользования (ст. 689 ГК РФ), хранения (ч. 1 ст. 899 ГК РФ), поручения (ч. 2 ст. 971 ГК РФ) и агентирования (ч. 3 ст. 1005 ГК РФ), доверительного управления имуществом (ч. 1 ст. 1012 ГК РФ). Важно отметить, что постоянное взаимодействие контрагентов, нахождение в личном контакте и появление пси­хологической связи могут возникнуть лишь при длящемся характере отношений [6, с. 452].

Далее можно проанализировать понятие высокой персонализации фидуциарных сделок, то есть личное исполнение обязательств без их правопреемственности. Так, согласно ст. 895 ГК РФ предусмотрено личное исполнение договора, если договором хранения не предусмотрены иные условия, без согласия поклажедателя запрещается передача вещи на хранение другому лицу: таким образом предусматривается личное исполнение договора. В другой статье, 974 ГК РФ, поверенный, к которому обратилось лицо, обязан лично исполнить поручение. Разумеется, во всех случаях, перечисленных выше, есть исключения. Личное исполнение обязательств можно определить и по прекращению договора, что отражается в следующих случаях: смерть поверенного – в данных обстоятельствах личное исполнение невозможно, а передача, то есть правопреемство, не предусмотрено законом [4, с. 1055].

В договоре простого товарищества (ст. 1050 ГК РФ) рассматриваются следующие случаи прекращения договоров [5, с. 4]: объявление кого-либо из товарищей недееспособным, ограниченно дее­способным или безвестно отсутствующим; объявление кого-либо из товарищей банкро­том; смерть товарища – физического лица, ликвидация либо реорганизация юридического лица; ис­течение срока договора; расторжение договора.

В агентском договоре рассматриваются следующие случаи его прекращения: отказ одной из сторон от исполнения дого­вора; смерть агента, признание его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим; признание агента банкротом.

Что касается договора поручения, то он прекращается вследст­вие (п. 1 ст. 977 ГК РФ) [7, с. 147–148]: отмены поручения до­верителем; отказа поверенного; смерти до­верителя или поверенного, признания кого-либо из них недееспособным, ограниченно дееспособ­ным или безвестно отсутствующим.

Так, Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы обжаловал решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 20 мая 2014 года, в котором постановлено признать за Карслиевой О.О. право собственности на квартиру, в иске об исключении имущественных прав из состава наследственного имущества и признании свидетельства о праве на наследство недействительным отказать. Апелляционным определением Московского городского суда от 24 ноября 2014 года № 33-34881/14 [1] решение Хорошевского районного суда г. Москвы отменено. В иске Карслиевой О.О. к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, Территориальному управлению Росимущества в г. Москве об исключении имущественных прав из состава наследственного имущества, признании свидетельства о праве на наследство недействительным, признании права собственности на жилое помещение отказано ввиду того, что со смертью поверенного прекращается договор поручения как не допускающая правопреемства фидуциарная сделка, о чем доверитель может не знать и рассчитывать на исполнение поручения. Право на получение вознаграждения поверенным по возмездному договору поручения (ст. 972 ГК РФ) переходит к наследникам. В обязанности наследников поверенного входят: извещение доверителя о прекращении договора поручения; принятие мер, необходимых для охраны имущества доверителя, в частности, сохранения его вещей, документов; передача этого имущества доверителю. Эти обязанности не входят в наследственную массу, а являются самостоятельными обязанностями наследников. В передаче кассационной жалобы Карслиевой О.О. также было отказано (определение Московского городского суда от 8 мая 2015 года № 4г-2379/15) [9].

Подводя итог, можно сказать, что долгое время фидуциарные сделки были неинтересны отечественной науке по причине отсутствия доверия во всех сферах жизни общества и относительно слабой разработанности данной категории отношений. Однако в последние годы фидуциарные сделки стали часто наблюдаться в юридической практике, и с ними сталкивается множество юристов. К примеру, договор поручения, заключающийся при продаже автомобиля, где доверитель поручает поверенному осуществить продажу автомобиля, они имеют право расторгнуть сделку в любой момент при условии возмещения понесенных затрат другой стороне. Возникает большое количество конструкций права, в которых лежат отношения и сделки, носящие лично-доверительный характер. Более того, часто такие конструкции являются более удобными, мобильными и эффективными, чем традиционные без должной степени доверия в правоотношениях. Необходимость заключения любого вида договоров невозможна без определенной степени доверия между сторонами. Элемент доверия является одной из главных составляющих взаимодействия между членами общества. Более того, основные признаки фидуциарных сделок дополняют длящийся характер отношений и высокую степень персонализации, что предполагает в большинстве случаев личное исполнение обязательств.

 

Список литературы:

  1. Апелляционное определение Московского городского суда от 24.11.2014 г. №33-34881/14 [Электронный ресурс]. - Доступ из системы ГАРАНТ // ЭПС "Система ГАРАНТ"
  2. Аннерс Э. История европейского права. – М. : Наука, 1994. – С. 128–129.
  3. Боровая Л.Д. Правовое регулирование фидуциарных (лично-доверительных) отношений // Пробелы в российском законодательстве. – 2008. – № 2. – С. 139.
  4. Брагинский М.И. Договорное право. Кн. 3. Договоры о выполнении работ и оказании ус¬луг / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. – М. : Статут, 2018. – 1055 с.
  5. Городов О. Доверительное управление исключительными правами // Хозяйство и право. – 2014. – № 3. – C. 4.
  6. Гражданское право : учебник. В 3 т. / под ред. А.П. Сергеева. – М. : Юрайт, 2017. – Т. 2. – 452 с.
  7. Гражданское право: учебник. Ч. II / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М., 2017. – С. 147–148.
  8. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ: принята Государственной Думой 22 декабря 1995 г. // Российская газета. – 1996. – 6, 7, 8 февр.; Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – 29 янв. (№ 5). – Ст. 410.
  9. Определение Московского городского суда от 08.05.2015 г. №4г-2379/15 [Электронный ресурс]. - Доступ из системы ГАРАНТ // ЭПС "Система ГАРАНТ"
  10. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 мая 2018 года №15 АП-4516/18 [Электронный ресурс]. - Доступ из системы ГАРАНТ // ЭПС "Система ГАРАНТ"