CIVIL REGULATION OF FIDUCIARY TRANSACTIONS IN THE HISTORY OF DOMESTIC AND FOREIGN LEGISLATION

 

Bit-Murat David Haribyevich

graduate student, Kazan Federal University,

Russia, Kazan

 

АННОТАЦИЯ

В настоящей статье автор проводит научное рассмотрение вопроса гражданско-правового регулирования фидуциарных сделок в истории отечественного и зарубежного законодательства. Также подробно раскрывается история возникновения фидуциарных отношений, их особенности, при этом в качестве примеров приводятся случаи из отечественного и зарубежного законодательства. В данной статье сделаны выводы по поводу первостепенной роли римского права как источника в процессе становления и развития фидуциарных сделок, а также имеющейся схожести признаков фидуциарных правоотношений в отечественном и зарубежном законодательстве.

ABSTRACT

In this article, the author conducts a scientific review of the issue of civil regulation of fiduciary transactions in the history of domestic and foreign legislation. The history of the emergence of fiduciary relations, their features is also described in detail, while cases from domestic and foreign legislation are cited as examples. This article draws conclusions about the primary role of Roman law as a source in the process of establishment and development of fiduciary transactions, as well as the existing similarity of signs of fiduciary legal relations in domestic and foreign legislation.

 

Ключевые слова: фидуциарные сделки, гражданско-правовое регулирование, законодательство, фидуциарные правоотношения.

Keywords: fiduciary transactions, civil law regulation, legislation, fiduciary legal relations.

 

Правоотношения, возникшие в римском праве из особого фидуциарного договора с его различными модификациями, сохранились до настоящего времени практически в неизменном виде во всех мировых правовых системах. Именно в римском праве сформировался главный признак фидуциарных правоотношений – несовпадение внешней юридической формы и действительно внутреннего содержания, и с тех пор к ним относятся отношения, возникающие из договоров поручения, комиссии и простого товарищества. В странах англо-саксонской правовой семьи – это все сферы отношений по управлению чужим имуществом, в том числе в сфере отношений между агентом и принципалом, адвокатом и клиентом, а также отношений между супругами [8].

Фидуциарные правоотношения (от лат. fiducia – доверие) – это правоотношения, которые основываются на доверии, зародились в римском частном праве в силу необходимости приспособления старых юридических форм к новым общественным отношениям [5]. Таким образом, наличие определенных дефектов в гражданском законодательстве заменялось искусственной конструкцией фидуциарных правоотношений (фидуциарных сделок).

Для того, чтобы раскрыть особые свойства фидуциарных отношений, нужно обратиться к опыту мирового законодательства. В зарубежных странах, в частности в Англии, Франции, Италии, основанные на доверии действия правового характера в основном именуются терминами «договор» и «юридическое лицо». Юридический акт, когда лицо, которое управляет имуществом собственника, обязуется действовать в его интересах, именуемая «фидуциарная сделка», закреплена формальными нормами в гражданском законодательстве всех стран Западной Европы [10]. Таким образом, юридическое лицо отдаёт своё право владения имуществом другим физическим лицам (единоличным управляющим, собранию или правлению), но выполняет обязательства в экономической заинтересованности собственника, что приводит к разделению капитала- функции и капитала- собственности [3]. В законодательстве зарубежных стран (например, в Англии), собственник имеет полное право на самостоятельное управление своим имуществом, однако, при всём этом, он имеет право и на использовании принципа фидуциарных отношений; в таком случае подобные отношения будут построены на доверительном управлении наемных сотрудников либо собственник может передать свое имущество управляющему лицу, закрепив за ним гражданско-правовые обязательства. При делегировании управления своим имуществом, собственник имеет право на создание договора простого товарищества, когда собственник объединяет либо несколько видов своего имущества, либо объединяет усилия по управлению своим имуществом с другими собственниками, при этом не образуя ни юридического лица, ни хозяйственного товарищества.

Понятия доверительные юридические отношения и фидуциарная сделка в англо-саксонской правовой системе – не похожие понятия; произошло это потому, что они начали делиться на договорные и корпоративные. Институт «доверительной собственности» является в англо-саксонской правовой системе традиционным, работает он следующим образом: лицо, которому доверили собственность, передаёт данное имущество одному или нескольким лицам с условием того, что переданное имущество будет управляться в интересах одного или нескольких лиц. Бенефициантами в этом конкретном случае будут являться частный траст или индивидуальный круг лиц. Необходимо отметить и еще одну особенность, присущую в этом плане именно английскому законодательству, касающуюся института доверительной собственности: в нем действуют прямые запреты и дополнительные обязательства, которые отсутствуют в законодательстве других зарубежных стран.

К примеру, в англосаксонских правоотношениях собственник в доверительных отношениях не может пользоваться в своих интересах и по собственному произволу, так как он обязан действовать в интересах учредителя доверительного управления или бенефициара [4].

Остановимся отдельно на механизме работы фидуциарных отношений в отечественном законодательстве. В правовых актах XIII - начала XIX века актов по этой теме фактически нет; но в указанный выше период в России существовали институты представительства, имевшие космополитический характер, который можно было объяснить однородностью потребностей, с целью которых они зародились в гражданском обществе. Рассмотрим пример: если представители монастырей заключали сделки для представляемых учреждений, то последствия, напрямую вытекающие из данных сделок, закреплялись за самим учреждением. Этот период в истории русского права характерен отсутствием единообразных правовых постановлений, касающихся последствий, вытекающих из договора поручения. В это время именно суды стали заполнять заполнять пробелы в законотворческом процессе. Как пример можно привести следующий случай: в решениях суда по тем или иным делам установлено, что юридические отношения комитента и комиссионера к третьим лицам (контрагентам) последнего могут быть двоякого рода; зависело это от того, каким образом договаривался с ними комиссионер: от имени поручителя или от своего имени. Только в XIX веке в Своде законов Российской Империи [7] были закреплены такие фидуциарные институты, как отношения об опеке и попечительстве «в порядке семейственном», договор товарищеских отношений и некоторые другие. Это было большим рывком в плане правового закрепления такого явления как фидуциарный институт, но стоит отметить, что специальных норм указанные институты не имели, и данные отношения формальным образом были основаны лишь на нормах права, относящихся к общей собственности, а также общими положениями об обязательствах.

К вышесказанному можно с достаточно большой долей уверенности отнести и нормы, содержавшиеся в Своде законов гражданских о хранении и поклаже, опеке и попечительстве, доверенности и товариществе.

Если же говорить об отечественном законодательстве в дореволюционный период, то там (за редким исключением), полностью отсутствовало какое-либо регулирование отношений, касающихся управления чужим имуществом. Законодательство и доктрина были чем хорошо знакомы с конструкцией юридического лица, хотя стоит отметить интересный факт: именно термин «юридическое лицо» не использовался; не было никакого четкого и определенного представления о том, какие юридические лица следует признавать, каким же – наоборот – следовало отказывать в таком признании.

В отечественном законодательстве учредительные документы всех юридических лиц (кроме полных товариществ и товариществ на вере) наделялись обязательствами перед органами государственной власти. Законодательство о юридических лицах было фрагментарным, далеко не полным и не всеобъемлющим, и своеобразным по своему определению.

В постреволюционный период перед государством остро встал вопрос об экспроприированном имуществе, так как нельзя было допустить приватизации имущества. Благодаря этому, в Гражданском кодексе 1922 года [6] был установлен запрет на какое-либо право пользования государственным имуществом.

В начале 1990-х годов термин «институт, управляющий чужим имуществом», был закреплен в перечне нормативных актов. Позднее, в других правовых актах, были сформированы предложения и указания различным ведомствам передать находившиеся в собственности у государства акции в доверительное управление (траст). Норм, регулировавших правоотношения между собственником и управляющим его имуществом не было вплоть до 1993 года, пока не был принят Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 года «О доверительной собственности (трасте), (утратил силу в связи с введением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации) [9]».

Фидуциарные отношения можно рассмотреть и на примере такого института представительства. Данный институт сформировался под влиянием злоупотреблений со стороны доверительных лиц, которые управляют имуществом в качестве наемных работников или постоянных управляющих[10]. Экономически собственник мог делегировать право сделок со своим имуществом специалисту в той области, в которой была совершена сделка. Также к помощи специалиста по коммерческим вопросам мог прибегнуть и нанятый управляющий. Данные отношения, названные отношениями в сфере коммерческого представительства, в действующем Гражданском Кодексе Российской Федерации [2] сформировались в двух формах. Стоит отметить, что эти две формы имеют различия по степени несоответствия внешней формы и внутреннего содержания соответствующих правоотношений: в форме договора поручения и договора комиссии.

По договору поручения собственник имел полное право осуществлять контроль за действиями своего представителя, а третьи лица владели информацией не только о факте того, что лицо представляет интересы другого лица, но и о том, чьи именно интересы оно представляет.

По договору комиссии у собственника уже не было никакой возможности отслеживать действия своего доверенного лица, потому что перед третьими лицами данное доверенное лицо выступало от собственного имени, а третьи лица могли и не владеть информацией о том, что комиссионер действует не для себя, и тем более могли не иметь абсолютно никакой информации касательно того, имущественные интересы какого лица он представляет.

В ГК РФ фидуциарной сделкой называется сделка, заключенная на доверии. Примерами таких сделок могут быть пожизненные договоры содержания с иждивением, поручение, доверительное управление имуществом.

В отечественном законодательстве фидуциарность, как особый вид правоотношений, наделена ограничением в нормах о представительстве; и в частности, об агентских договорах, нормах о простом товариществе, доверительном управлении, опеке и некоторых других областях.

Так как все вопросы доверия обычно сводятся к вопросам исполнения обязательств, то отдельного регулирования ответственности из злоупотребления доверием в гражданском праве в отличие от того же уголовного права (ст. 159 УК РФ) не требуется, если не считать п. 3. ст. 10 ГК РФ. Злоупотребление доверием в уголовном законе может быть квалифицировано как мошенничество; оно образует самостоятельный состав преступления. Злоупотребление доверием как частное гражданско-правовое действие прямым образом влечет за самой ответственность в рамках возмещения вреда из недолжного выполнения тех или иных обязательств, хотя стоит отметить то, что как таковых обязательств доверие как раз и не предусматривает, кроме очень общей обязанности (той обязанности, которая прямым образом вытекает из закона) действовать в интересах доверителя/учредителя. Стоит также отметить, что в нашем законодательстве оценка сущности интереса учредителя не закреплена. Неверно будет считать, что такого рода интерес является лишь обогащение имущества учредителя или иного выгодоприобретателя, так как истинные цели учредителя управления могут быть куда сложнее. Фидуциарными по своей природе являются правоотношения, в которых «кредитор наделяет должника правами требования к себе, (и) которые должны реализовываться в целях, определенных кредитором» [1].

Из вышеизложенного можно сделать следующий вывод, что фидуциарные правоотношения в мировом и отечественном законодательстве схожи в том, что их внешняя правовая форма не совпадает с действительным экономическим содержанием данных правоотношений. Римское право, являющееся местом зарождения фидуциарных отношений, в той или иной мере отразилось как на мировой правовой системе, так и на законодательстве Российской Федерации. В первую очередь это характерно для таких договоров, как договор поручения, комиссии и простого товарищества. Анализ исторического опыта становления фидуциарных правоотношений позволяет показать сложный путь становления законодательства в этой сфере, и, помимо этого, тот факт, что экономический уклад общественной жизни взаимосвязан с политикой государства в области управления экономикой.  Однако, несмотря на то, что данные правоотношения характеризуются относительной стабильностью правового регулирования в ГК РФ, нельзя с абсолютной уверенностью утверждать, что процесс формирования этих отношений окончательно завершен.

 

Список литературы:

  1. Витрянский В. В. Договор доверительного управления имуществом. М., 2001. – 177 с.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ: принята Государственной Думой 21 октября 1994 г. // Российская газета. – 1994. – 8 дек.; Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. – 5 дек. (№ 32). – Ст. 3301.
  3. Лазар Я. Собственность в буржуазной правовой теории: Пер. с нем.-М., 1985.-182 с.
  4. Панаева Э.А. Некоторые аспекты Гражданско-правовой ответственности господствующего предприятия перед зависимым предприятием в результате нарушения фидуциарной обязанности по праву Германии // Международное публичное и частное право, 2007.-№ 5.-С. 60-62.
  5. Парфенов Д.И. К вопросу о доверительном характере договора поручения// «Право и политика», 2007, N 8.- С. 129-135.
  6. Постановление ВЦИК от 11.11.1922 (ред. от 01.02.1949) о введении в действие ГК РСФСР» (утратил силу) [Электронный ресурс]. - Доступ из системы ГАРАНТ // ЭПС "Система ГАРАНТ"
  7. Свод законов гражданских: С предметным указателем и с позднейшими узаконениями по день выхода в свет / Сост. А.Л. Саатчиан.-СПб: Издание Юридического книжного магазина И. II. Зубкова под фирмою «Законоведение», 1911.-801 с.
  8. Тихомиров А.В. Проблемы недостаточности правового регулирования потребительского оборота в сфере охраны здоровья граждан //Главный врач: хозяйство и право. – 2010 – № 5.-С. 32-41.
  9. Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. «О доверительной собственности (трасте), (утратил силу в связи с введением части первой ГК РФ) [Электронный ресурс]. - Доступ из системы ГАРАНТ // ЭПС "Система ГАРАНТ"
  10. Хромушин C.B. Доверительное управление в качестве профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг (правовые аспекты): Дисс. ...канд. юрид. наук.-СПб., 2000.-180 с.