THE CATEGORY OF THE LEGALLY SIGNIFICANT COMMUNICATIONS IN THE COURT PRACTICE

 

Vladimir Kuranov

senior lecture of the Law Department E.A.Vagner Perm State Medical University, Director, Medical Law Centre LLC,

Russia, Perm

 

АННОТАЦИЯ

В настоящей статье предпринята попытка осмысления реализации в российской практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов норм гражданского законодательства, посвященных регламентированию юридически значимых сообщений.

ABSTRACT

This article attempts to understand the implementation in the Russian practice of courts of General jurisdiction and arbitration courts of civil law norms dedicated to the regulation of legally significant communications.

 

Ключевые слова: юридически значимые сообщения, судебная практика, извещения.

Keywords: legally significant messages, court practice, notices.

 

Основной целью настоящего исследования будет являться изучение судебной практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов РФ в части применения норм гражданского законодательства, регламентирующего правовой режим юридически значимых сообщений, а также характеристика возникающих на практике проблем, связанных с применением названных норм.

Только в 2013 году в российское законодательство был введен такой термин, как «юридически значимые сообщения». Ранее подобная категория не использовалась в нормативном материале, хотя в гражданском законодательстве существовало достаточно большое количество норм, связывающих возникновение определенных правовых последствий с надлежащим уведомлением сторон о тех или иных фактах. Сравнительно большое количество подобных норм содержалось в законодательстве, регламентирующем деятельность акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью.

В настоящее время основу правового регулирования юридически значимых сообщений составляет ст. 165.1. Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) [4]. Если вести речь о судебной практике, то названная статья не может не иметь процессуального значения, так как на ее основании суд и стороны могут установить распределение бремени доказывания по поводу надлежащего уведомления контрагентов и наступления тех или иных последствий. В связи с дополнением ГК РФ указанной статьей суды стали чаще использовать в своей деятельности соответствующую категорию. Судебная практика помогла выявить наиболее существенные и острые проблемы, связанные с применением нового института.

В соответствии с основами процессуального законодательства после подготовки дела к разбирательству должно быть вынесено определение о назначении судебного заседания. Стороны и другие участвующие в деле лица должны быть уведомлены о времени и месте судебного заседания. Необходимость соответствующего уведомления связана с обеспечением реализации принципа законности в процессе. Само уведомление имеет важные процессуальные последствия. Так, суд может рассмотреть дело в порядке заочного судопроизводства только при условии, что ответчик был надлежащим образом извещен о месте и времени судебного заседания, но не явился [3, с. 4]. Этот тезис соответствует указаниям Европейского суда по правам человека о необходимости уведомления [20, 21]. Если указанное требование не было выполнено, то это является безусловным основанием для отмены решения суда. Надлежащее извещение участников дела о месте и времени рассмотрения позволяет реализовать принцип состязательности процесса, предоставляет сторонам равные возможности для процессуальной защиты своих прав и интересов. Полагаем, что этим также обеспечивается справедливость итогового судебного решения в силу того, что возложение обязанностей, привлечение к ответственности, а равно определение прав сторон должно осуществляться в присутствии заинтересованных лиц. Без надлежащего уведомления сторон по делу нельзя говорить о соблюдении всех условий проведения судебного разбирательства. Более того, время проведения судебных заседаний должно определяться судами с тем расчетом, чтобы у сторон была возможность получить судебное извещение и подготовиться к суду.

В судебной практике сложилось два устойчивых термина применительно к уведомлениям сторон – вызов и извещение. Извещения применяются в отношении сторон по делу и их представителей, а термин «вызов» используется для уведомления других участников судопроизводства. Процессуальные нормы, регламентирующие процедуру извещения участников судопроизводства, можно считать частным проявлением регуляторного воздействия в части юридически значимых сообщений. Более того, например, в Арбитражном процессуальном кодексе РФ (далее – АПК РФ) [2] имеется отдельная глава 12, посвященная судебным извещениям. Используемые в арбитражном процессе способы извещения участников судопроизводства могут применяться для целей применения ст. 165.1. ГК РФ, так как в судебной практике сложилось понимание того, что названная статья может использоваться в целях судебного извещения, если иное не предусмотрено процессуальным законодательством (например, Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 15.01.2020 года № 33-311/2020 по делу № 2-22/2019[1]). В арбитражном процессе основной способ извещения участников процесса заключается в направлении заказного письма с уведомлением о вручении почтой. Также процессуальное законодательство не запрещает вручать судебные извещения лично участникам процесса под расписку. В соответствии с Правилами оказания услуг почтовой связи, которые были утверждены приказом Минкомсвязи от 31.07.2014 года №234 [16], заказные письма с уведомлением о вручении подлежат вручению только указанному в письме адресату или его представителю на основании доверенности. При отказе адресата от получения письма, должна быть сделана соответствующая отметка на почтовом отправлении, при этом она может быть сделана самим почтовым работником в случае отказа получателя извещения.

Как следует из буквального толкования ст. 165.1. ГК РФ наступление гражданско-правовых последствий для лица определено моментом получения им юридически значимого сообщения. Если данное сообщение не было получено адресатом, или он с ним не ознакомился по обстоятельствам, которые зависят исключительно от него, то сообщение считается доставленным с соответствующими гражданско-правовыми последствиями. Особое значение данная норма приобретает в деятельности юридических лиц, так как помимо ст. 165.1. ГК РФ на них распространяются требования ст. 54 ГК РФ, согласно которой юридическое лицо несет риск негативных последствий неполучения адресованной ему корреспонденции, если при требуемой от него степени заботливости и осмотрительности не примет мер, направленных на получение этой корреспонденции по месту своего нахождения. В силу этого в судебной практике российских арбитражных судов сложилось устойчивое представление о том, что направление юридическому лицу юридически значимых сообщений по месту его нахождения и последующее их невручение адресату считается надлежащим извещением, если адресатом не было доказано, что получение корреспонденции было невозможно по независящим от него причинам (например, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2019 года №01АП-6173/2019 по делу № А43-4365/2019 [11]).

В п. 2 ст. 165.1. ГК РФ определяются основы регулирования момента доставки юридически значимого сообщения. Соответствующий момент может быть изменен законодательством, условиями договора, сложившимися отношениями сторон или обычаями. Так, наиболее часто в практике взаимоотношений субъектов предпринимательской деятельности устанавливается возможность направления юридически значимых сообщений не посредством почтовой связи, а иными способами (например, по электронной почте). Так, в одном деле были отклонены доводы ответчика о ненадлежащем его уведомлении о готовности оборудования и необходимости произвести окончательный расчет в связи с тем, что соответствующее уведомление было направлено истцом по адресу электронной почты, указанному в договоре. Суды признали, что соответствующие формулировки договора указывают на достижение сторонами согласия на придание юридической силы сообщениям, отправленным по указанным в договоре адресам электронной почты (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.05.2020 года № Ф01-10657/2020 по делу № А43-29398/2019 [8]).

Достаточно актуальным на практике является вопрос о том, в каком случае юридическое лицо будет считаться надлежащим образом извещенным: при направлении сообщения по фактическому или юридическому адресу организации. По данному вопросу имеются разъяснения в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 года №6 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица» [12]. Так, указывалось, что в ряде случаев суды признавали доставленными юридически значимые сообщения, если они были направлены по адресу, который был указан в ЕГРЮЛ. При этом не имело значения, что уполномоченный орган управления юридическим лицом находился в другом месте. Но имелась и другая практика, в соответствии с которой юридическое лицо несет ответственность неполучения юридически значимых сообщений, направленных ему по адресу, указанному в ЕГРЮЛ. То есть при фактическом неполучении сообщения, отправленного по адресу регистрации организации, оно считается фактически полученным. Последний подход был воспринят ВС РФ в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 года №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [13]. Сообщение будет считаться доставленным, если оно было направлено по юридическому адресу организации или индивидуального предпринимателя. В то же время названная правовая позиция была уточнена в части допущения отправки юридически значимых сообщений по адресу, который был указан организацией или ИП, например, в договоре.

По нашему мнению, нецелесообразно предоставлять самим сторонам гражданских правоотношений возможность самостоятельно определять адрес получения юридически значимых сообщений, если сторонами не был избран альтернативный вариант обмена сообщениями (например, по электронной почте). В этом случае законодательство должно четко определять, по какому адресу юридического лица должны быть отправлены юридически значимые сообщения. Представляется, что таким адресом должен быть юридический адрес организации.

Интересно отметить, что в соответствии с п. 2 ст. 165.1. ГК РФ нормы п. 1 данной статьи не подлежат применению в случае установления иных вариантов регулирования в законодательстве, условиями обязательства, обычаями и сложившейся практикой. Буквальное толкование позволяет сделать вывод, что в договоре стороны могут даже изменить момент доставки юридически значимого сообщения, например, обусловить его моментом отправки сообщения. Но подобное толкование, по нашему мнению, противоречит основным началам гражданского законодательства, предусматривающим недопустимость злоупотребления правом, так как в названном случае нарушаются права и законные интересы адресата сообщения, который не имеет возможности влиять на получение таких сообщений и при этом только факт их отправки влечет за собой возникновение юридических последствий для адресата.

В научной литературе вызывает споры проблематика отнесения к юридически значимым сообщениям публикаций в средствах массовой информации, что нашло свое широкое применение в практике корпоративных отношений в части уведомления кредиторов, акционеров и т.д. [19, с. 53]. В ст. 165.1. ГК РФ отсутствуют нормы относительно регламентирования публикаций юридически значимых сообщений в средствах массовой информации, но совершенно очевидно, что в системе действующего правового регулирования подобные публикации имеют юридическое значение. Адресаты подобных сообщений должны самостоятельно отслеживать соответствующие публикации, и они не могут ссылаться на неполучение или не ознакомление с опубликованными сообщениями, так как публичное размещение информации предполагает открытый доступ к ней и отсутствие затруднений для заинтересованных лиц в ее получении. Так, в соответствии с п. 2 ст. 213.8 Федерального закона от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [17] кредиторам дается два месяца с момента публикации в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве сообщения о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом на предъявление своих требований в целях участия в первом собрании кредиторов. Пропуск данного срока влечет для кредиторов негативные последствия в виде отказа во включении их требований в реестр требований кредиторов, то есть указанная публикация имеет признаки юридически значимого сообщения. В данном случае имеются все основания для применения п. 2 ст. 165.1. ГК РФ в части урегулирования момента доставки сообщения и наступления юридически значимых последствий для адресата специальным законом. В случае опубликования сообщения презюмируется, что оно доставлено одновременно до всех адресатов с момента публикации без указаний на какие-либо специальные способы доведения информации.

Конечно, из анализа содержания п. 2 ст. 165.1. ГК РФ нельзя сделать однозначно точный вывод о том, что норма распространяется на публикации в средствах массовой информации или других подобных источниках. Но судебная практика (например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.08.2019 года № Ф05-12556/2019 по делу № А40-121099/2017 [9] и другие решения, принятые по делам о включении требований кредиторов в реестр требований кредиторов по делам о банкротстве) исходит из отнесения таких публикаций к юридически значимым сообщениям, поэтому актуальным является вопрос о дополнении ст. 165.1. ГК РФ новой разновидностью юридически значимых сообщений. В этом случае доказыванию подлежит только сам факт публикации без представления отдельных доказательств ознакомления адресата с сообщением.

Нормы ст. 165.1. ГК РФ имеют чрезвычайно важное значение для регламентации корпоративных отношений, особенно в части регулирований отношений между акционерами и АО. Так, в соответствии с п. 4 ст. 7 Федерального закона от 26.12.1995 года №208-ФЗ «Об акционерных обществах» [18] (далее – Закон об АО) акционер непубличного акционерного общества в случае намерения продажи принадлежащих ему акций третьим лицам обязан известить об этом общество с указанием цены и других условий продажи, если в уставе организации прописано преимущественное право акционеров на приобретение акций. В дальнейшем общество должно известить остальных акционеров о поступившем уведомлении о продаже акций, причем соответствующие мероприятия осуществляются за счет акционера, изъявившего желание продать акции. В указанном случае можно говорить о двух юридически значимых сообщениях: извещение акционера в адрес общества, уведомления акционерного общества в адрес других акционеров. При этом возникновение для акционеров юридически значимых последствий в форме исчерпания своего преимущественного права на приобретение отчуждаемых акций наступает не с момента доставки им уведомления от акционерного общества, как то предписывает п. 1 ст. 165.1. ГК РФ, а с момента получения обществом указанного извещения.  

В законодательстве об акционерных обществах отсутствует признание зависимости утраты акционером преимущественного права на приобретение акций от фактического получения им уведомления о намерении другого акционера продать акции. Если он по каким-либо причинам не получил соответствующего извещения, то по истечению установленного в законодательстве срок акционер считается не реализовавшим свое преимущественное право. Нарушением данного права акционеров будет являться неисполнение обществом своей обязанности по уведомлению акционеров. В этом случае акционерам предоставляется право требовать перевода на них прав и обязанностей покупателя акций, которое должно быть реализовано в течение трех месяцев с момента, когда акционеры узнали о нарушении своих прав. В этом случае истцу следует доказать факт направления акционером-продавцом извещения в адрес общества, а ответчик (общество) должно будет доказать факт надлежащего исполнения своей обязанности по уведомлению акционеров.

При уведомлении акционеров в целях обеспечения реализации ими преимущественного права на приобретение акций общество должно руководствоваться нормами о порядке извещения акционеров о проведении общего собрания. В судебной практике имеется большое количество примеров признания судами решений собраний недействительными в связи с нарушениями порядка уведомления акционеров (например, Постановление ФАС Московского округа от 17.10.2013 года по делу №А40-108729/12-137-1008 [15]). При этом судами поддерживается подход, основанный на п. 1 ст. 165.1. ГК РФ, согласно которому в случае не получения юридически значимого сообщения оно считается доставленным и, соответственно, признается факт надлежащего уведомления акционера (см., например, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2019 года № 07АП-12129/2018 по делу № А45-21592/2018 [14]).

Актуальным на практике является вопрос о документальном оформлении должного извещения адресатов юридически значимых сообщений, в том числе в области корпоративных отношений. Так, по общему правилу уведомления о проведении общего собрания акционеров должны направляться заказными письмами или вручаться под роспись, если иные способы не предусмотрены уставом организации. В судебной практике к настоящему времени признается надлежащим подтверждением направления уведомления акционерам почтовый список, квитанция с почты, опись почтовых отправлений (см., например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2016 года № 09АП-22298/2016, 09АП-28466/2016 по делу № А40-246322/2015 [10]).

На практике неразрывно связанным с вопросом о моменте доставки юридически значимого сообщения является правильность указания адреса, по которому направляется сообщение. Неполнота или некорректность адреса, влекущая за собой невозможность вручения сообщения адресату, не позволяет говорить о соблюдении отправителем порядки отправки сообщения. Ведь, согласно п. 63 отмеченного выше постановления Пленума ВС РФ №25 участники правоотношений несут ответственность за достоверность и правильность указания своего адреса. В случае неисполнения данной обязанности они несут риск признания направленных в их адрес сообщений доставленными (Определение Верховного суда РФ от 18.05.2018 года по делу №301-Э17-20169 [6]). Соответственно, если в договоре сторонами на основании п. 2 ст. 165.1. ГК РФ был согласован определенный способ направления юридически значимых сообщений и по конкретным адресам, то использование иных вариантов или адресов нельзя считать надлежащим способом уведомления.

В части применения положений гражданского законодательства о юридически значимых сообщениях и его уточнения следует остановиться на определении Верховного Суда РФ от 20.08.2018 года по делу № 305-ЭС18-4962 [7]. Данное решение интересно тем, что в нем рассматривается дело, в котором исключение из общего правила могло бы сыграть в пользу ответчика, если бы условия договора предусматривали другие варианты регулирования. В этом деле основным вопросом был момент предъявления требования о платеже: в пределах периода действия гарантии или нет. В обоснование своих возражений ответчик указывал, что он отказался провести платеж, так как соответствующее требование о платеже должно было быть заявлено в пределах действия банковской гарантии. Судьи Верховного суда РФ указали ответчику, что у него в силу диспозитивных правовых норм имелась возможность о проведении платежа по требованию истца, которое поступило до истечения гарантии. При этом истец направил все необходимые документы ответчику в последний день действий гарантии, что свидетельствует о соблюдении истцом установленного порядка направления документов, о его добросовестном поведении. Но в суде апелляционной инстанции был поднят вопрос о соотношении общих и специальных норм в части условий сделки, о которых ведется речь в п. 2 ст. 165.1. ГК РФ. Судебная коллегия ВС РФ указала, что ст. 165.1. ГК РФ носит технический характер в части момента представления, так как специальные условия для отказа сформулированы в ст. 376 ГК РФ.

Следующим значимым решением в свете рассматриваемого вопроса можно назвать определение Верховного Суда РФ от 16.01.2018 года по делу №16-КГ1756 [5]. В данном деле основной вопрос касался соблюдения досудебного порядка разрешения страхового спора. Как было установлено, истец на основании разъяснений Пленума ВС РФ относительно законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств направил заявление о выплате страхового возмещения и прилагаемые к нему документы в адрес страховой компании почтой. Через некоторое время документы были возвращены истцу в связи с истечением срока хранения корреспонденции. В дальнейшем истцом в адрес ответчика почтой была направлена претензия. Ответчик отказался в получении претензии, что подтверждалось соответствующей отметкой курьера. Но, как было указано Пленумом ВС РФ в специальном постановлении по делам об ОСАГО, при почтовой отправке юридически значимых сообщений должны применяться способы, которые бы обеспечивали фиксацию их направления и получения адресатом. Но, если обратиться к постановлению Пленума ВС РФ №25, в рассматриваемой ситуации юридически значимое сообщение истца считалось доставленным и досудебный порядок соблюденным, так как ответчик уклонился от получения претензии по зависящим от него причинам.

Таким образом, в отечественной судебной практике вопросы применения ст. 165.1. ГК РФ возникают очень часто. Актуальными являются вопросы момента доставки юридически значимых сообщений, допустимых способов уведомления, соблюдения договорного порядка направления сообщений, соотношения общих и специальных норм и т.д. Кроме того, именно судебная практика ставит на повестку дня возможность корректировки перечня юридически значимых сообщений, установленных в п. 1 ст. 165.1. ГК РФ, например, в части указания публикаций в средствах массовой информации.

 

Список литературы:

  1. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 15.01.2020 года № 33-311/2020 по делу № 2-22/2019. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 года № 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 29.07.2002, № 30, ст. 3012.
  3. Афанасьев С.Ф., Жирнова Н.А., Филимонова М.В. Информационно-правовая составляющая СМС-извещения участников гражданского судопроизводства // Администратор суда. - 2018. - № 3. - С. 3 – 6.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 года № 51-ФЗ // Российская газета, № 238-239, 08.12.1994.
  5. Определение Верховного Суда РФ от 16.01.2018 года по делу №16-КГ1756. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  6. Определение Верховного суда РФ от 18.05.2018 года по делу №301-Э17-20169. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  7. Определение Верховного Суда РФ от 20.08.2018 года по делу № 305-ЭС18-4962. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  8. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.05.2020 года № Ф01-10657/2020 по делу № А43-29398/2019. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  9. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.08.2019 года № Ф05-12556/2019 по делу № А40-121099/2017. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  10. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2016 года № 09АП-22298/2016, 09АП-28466/2016 по делу № А40-246322/2015. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  11. Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2019 года №01АП-6173/2019 по делу № А43-4365/2019. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  12. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 года №6 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица» // Экономика и жизнь (Бухгалтерское приложение), № 32, 16.08.2013.
  13. Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 года №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 8, август, 2015.
  14. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2019 года № 07АП-12129/2018 по делу № А45-21592/2018. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  15. Постановление ФАС Московского округа от 17.10.2013 года по делу №А40-108729/12-137-1008. Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант-плюс» (дата обращения 18.07.2020).
  16. Приказ Минкомсвязи России от 31.07.2014 года № 234 «Об утверждении Правил оказания услуг почтовой связи» // Российская газета, № 299, 31.12.2014.
  17. Федеральный закон от 26.10.2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства РФ, 28.10.2002, № 43, ст. 4190.
  18. Федеральный закон от 26.12.1995 года №208-ФЗ «Об акционерных обществах» // Собрание законодательства РФ, 01.01.1996, № 1, ст. 1.
  19. Фомина О.Н. Правовая природа юридически значимых сообщений и их роль в корпоративном праве // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2014. - № 6. - С. 52 - 59.
  20. Khlystov and Others v. Russia (applications no. 19061/12, 45497/12, 72725/12, 9614/14, 6238/17 and 11256/17) [Электронный ресурс]: https://espchhelp.ru/blog/492-khlystov-and-others-v-russia (дата обращения07.2020).
  21. Case of Grigoryeva and others v. Russia (applications no. 57477/14, 77878/14, 9236/15, 4197/16, 13476/16) [Электронный ресурс]: https://hudoc.echr.coe.int/eng#%7B%22itemid%22:%5B%22001-183951%22%5D%7D (дата обращения 19.07.2020).