ON SOME ISSUES OF THE FORM OF AN ARBITRATION AGREEMENT IN CORPORATE DISPUTES

 

Denis Aulov

graduate student of the Voronezh State University,

Russia, Voronezh

 

АННОТАЦИЯ

В статье анализируются новеллы законодательства, касающиеся регулирования формы арбитражных соглашений по корпоративным спорам. Дана оценка целесообразности такого нововведения как допустимость включения арбитражного соглашения в устав юридического лица. Автором выражены обоснованные сомнения в ее теоретической обоснованности и практической применимости, освещены проблемы механизма реализации «уставной оговорки». Предлагается компромиссное решение рассматриваемой проблемы с точки зрения правового регулирования.

ABSTRACT

The article analyzes the novelties of the legislation concerning the regulation of the form of arbitration agreements in corporate disputes. An assessment of the feasibility of such an innovation as the admissibility of including an arbitration agreement in the charter of a legal entity is given. The author expressed well-founded doubts about its theoretical validity and practical applicability, highlighted the problems of the mechanism for implementing the "statutory clause". A compromise solution to the problem under consideration from the point of view of legal regulation is proposed.

 

Ключевые слова: третейское разбирательство, корпоративный спор, арбитражное соглашение, арбитражная оговорка.

Keywords: arbitration, corporate dispute, arbitration agreement, arbitration clause.

 

С 1 сентября 2016 года в России действует новый Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве)» (далее – Закон об арбитраже) [1], который привнес существенные изменения в гражданское процессуальное законодательство. Третейские суды получили широкие возможности по разрешению гражданско-правовых споров (в частности, признание большинства корпоративных споров арбитрабельными). В то же время результаты проведенной реформы оцениваются юридическим сообществом по-разному. Активно обсуждаются перспективы развития в России арбитража по корпоративным спорам. В этой связи остановимся на некоторых дискуссионных вопросах третейского разбирательства по указанной категории споров в свете состоявшейся реформы.

Форма арбитражного соглашения по корпоративным спорам. Закон об арбитраже закрепляет две основные формы арбитражного соглашения – собственно соглашение и арбитражную оговорку. Новеллой стала возможность включения текста соглашения в устав юридического лица (так называемая «уставная оговорка»). На первый взгляд, такое нововведение свидетельствует о расширении возможностей обращения к процедуре арбитража у участников корпоративных правоотношений. Однако с точки зрения применимости и практической значимости данная форма арбитражного соглашения не лишена недостатков.

Устав юридического лица – договор? В системе юридических фактов в гражданском праве устав традиционно относится к локальным правовым актам, является разновидностью учредительных документов организации и имеет следующие признаки: 1) определяет структуру и форму существования юридического лица; 2) утверждается по решению учредителей; 3) создает права и обязанности для участников корпорации; 4) определяет порядок управления организацией.

Гражданское законодательство предусматривает обязательные требования к содержанию устава: наличие сведений о наименовании и организационно-правовой форме юридического лица, месте нахождения, порядке управления деятельностью организации и других, предусмотренных отдельными законами, сведений (о цели и предмете деятельности, порядке принятия отдельных решений общим собранием общества и т.п.).

С точки зрения правовой природы наиболее распространенным и устоявшимся в доктрине является мнение о договорной природе [3, c. 201] устава: как односторонняя сделка он выступает в случае создания корпорации единственным учредителем и как многосторонняя – при участии двух и более учредителей.

Однако с учетом рассмотренных выше признаков представляется правильным рассматривать устав как особый юридический факт – учредительный акт. Из тех же соображений и законодатель отводит уставу отдельное место среди документов гражданско-правового характера.

Следовательно, включение в устав арбитражного соглашения по схожему с гражданско-правовыми договорами принципу вызывает большие сомнения.

Проблемы формы арбитражного соглашения на практике. Особые сложности вызывает механизм действия «уставной оговорки» вовне. В частности, не понятно, как  арбитры смогут индивидуализировать стороны такого соглашения, если в тексте устава по объективным причинам отсутствует перечень всех участников (в противном случае, при изменении состава участников корпорации устав пришлось бы каждый раз утверждать в новой редакции путем внесения соответствующих изменений). Для этого потребуется запрос реестра участников и дополнительных подтверждающих документов.

Возникают вопросы и в отношении процесса единогласного принятия решения участниками юридического лица об утверждении устава, содержащего арбитражное соглашение, а также о внесении изменений в устав, предусматривающих такое арбитражное соглашение, и изменений, вносимых непосредственно в текст соглашения. Очевидно, что в случае утверждения устава при создании юридического лица участниками юридического лица являются учредители корпорации, которым принять устав, как правило, гораздо проще в силу их небольшого количества. Впоследствии же единогласное голосование по изменению редакции устава может обернуться затруднениями в осуществлении хозяйственной деятельности и деловой активности юридического лица.

Вызывает сомнения и включение в ч. 7 ст. 7 Закона об арбитраже положений о распространении арбитражного соглашения на новых участников общества. В частности, как интерпретировать данную концепцию применительно к случаям выхода одного участника общества и вступления другого независимо от первого? Ошибочно полагать, что в данном случае имеет место уступка прав, поскольку классические требования к совершению цессии в данном случае не будут соблюдены (наличие договора, согласование предмета). Имеется неопределенность и в ситуации с уведомительным порядком о перемене лиц в обязательстве. Следовательно, данная конструкция не подходит для толкования обязательности арбитражного соглашения для любого нового участника корпорации.

Законодатель пока не дает ответов на вопрос о том, как арбитры должны установить, что при вступлении в состав участников организации, лицо дало согласие на распространение арбитражного соглашения и на него. Представляется, что положения Закона об арбитраже исходят из идеи акцепта конклюдентными действиями.

Аналогичная проблема возникает и с возможностью распространения арбитражного соглашения по отдельным категориям споров на третьих лиц, участвующих в сложившихся правоотношениях (статус такого лица в процедуре арбитража; подтверждение волеизъявления третьего лица на действие оговорки и др.). Как справедливо отмечает Верховный Суд Российской Федерации, третейское соглашение не может быть заключено в отношении неопределенного круга споров и лиц, вне связи с какими-либо правоотношениями [2].

С учетом всего вышеизложенного, представляется, что единственным возможным выходом в данной ситуации может быть заключение участниками, не согласными с действием оговорки, корпоративного договора или отдельного соглашения, ограничивающего ее юридическую силу на определенный круг лиц (участников). В силу принципа диспозитивности участники не будут лишены права добровольного отказаться от обращения за разрешением возникших споров в третейский суд. Однако в этом случае следует тщательнее подойти к формулированию такого условия во избежание ситуации, когда участник по определенному спору обязан будет обратиться все-таки в арбитраж. В случае же с третьими лицами целесообразнее заключить отдельное соглашение во избежание путаницы с статусом такого лица в третейском разбирательстве, объемом его прав и обязанностей и собственно акцептом самого соглашения. 

 

Список литературы:

  1. Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации: федер. закон от 29.12.2015 г. № 382-ФЗ [ред. 27.12.2018 г.] // Рос. газета. – 2015. – № 297.; 2018. – № 295.
  2. Определение Верховного Суда РФ от 27.03.2017 г. по делу № 309-ЭС17-2079 / [Электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://base.consultant.ru/ (дата обращения 25.09.2020).
  3. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права: учебник. – Тула, 2001. – 720 с.