VIOLATIONS OF INDIVIDUAL CRIMINAL PROCEDURE CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION AND THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION OF THE NORMS OF PRELIMINARY INVESTIGATION WHEN SENDING A CRIMINAL CASE TO COURT AND POSSIBLE WAYS TO OVERCOME THEM

 

Christina Makarova

postgraduate student at the University of the Prosecutor's Office of the Russian Federation,

Russia, Mineralnye Vody

 

АННОТАЦИЯ

Анализ практики рассмотрения уголовных дел судами Минераловодского городского округа показал, что зачастую суды принимали решение о возвращении уголовного дела прокурору по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 1 статьи 237 УПК РФ, когда обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения.

В статье показаны наиболее существенные нарушения норм УПК и УК РФ, допущенных органами предварительного расследования при направлении уголовных дел в суд, указаны причины, при которых судьи лишены возможности принятия итоговых судебных решений на основе выявляемых на стадии подготовки к судебному разбирательству нарушений действующего уголовного законодательства, приведены примеры из судебной практики, а также предложены пути преодоления указанных недостатков.

ABSTRACT

An analysis of the practice of considering criminal cases by the courts of the Mineralovodsky urban district shows that often the courts decide to return the criminal case to the prosecutor on the grounds provided for in Part 1 of Article 237 of the Criminal Procedure Code of the Russian Federation, when an indictment, indictment or indictment was drawn up in violation of the norms of criminal procedure law the law, which excludes the possibility of a sentence or other decision.

The article shows the most significant violations of the Criminal Procedure Code and the Criminal Code of the Russian Federation, preliminary investigations in the areas of criminal law, the reasons are indicated, when the judge is deprived of the opportunity to make final court decisions on the basis of violations of the current criminal legislation revealed at the stage of preparation for the trial. examples from judicial practice, as well as the shortcomings of the way to overcome the above issues.

 

Ключевые слова: судебное заседание, обвинительное заключение, РФ, постановление судом, сведение, судимость.

Keywords: court session, indictment, RF, court ruling, confusion, conviction.

 

Главным  условием, при котором уголовное дело может быть возвращено прокурору – это указание оснований, прямо предусмотренных ст. 237 УПК РФ, препятствующих рассмотрению дела судом первой инстанции.

Так, к данным препятствиям относятся нарушения требований уголовно-процессуального закона, допущенные органом предварительного расследования, которые путем лишения или ограничения гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства либо несоблюдения процедуры досудебного производства или иным путем влекут признание незаконности производства по уголовному делу, что в итоге проводит к невозможности рассмотреть дело по существу и принять законное решение.

Итак, привожу наиболее характерные нарушения, при которых перед судом встает вопрос о возвращении уголовного дела на доследование.

В материалах уголовного дела приобщаются копии приговоров и постановлений, свидетельствующих о наличии судимости у обвиняемого без отметки о вступления в законную силу постановления либо приговора, в связи с этим отсутствует указание на изменение вышестоящими судами приговоров и постановлений судом, что влечёт за собой повторное истребование приговоров и постановлений судов с отметками о вступлении в законную силу.

Следователи и дознаватели не сверяют сведения о судимостях, находящиеся в ИЦ, со сведениями о судимостях, указанных в постановлениях и приговорах, представленных в уголовном деле. Чаще всего данные ИЦ не полные и  противоречат сведениям о судимостях, указанных в имеющихся в материалах уголовного дела приговорах и постановлениях, что влечет за собой затягивание судебного разбирательства и истребование приговоров и постановлений судом для выяснения всех судимостей.

Не разграничивается как в отношении подсудимого, так и свидетелей и потерпевших адрес регистрации и адрес фактического проживания, часто указывается один адрес, например адрес регистрации, что вызывает затруднения в вызове участников процесса в судебное заседание.

Лицам, не имеющим гражданство РФ, не разъясняется право на переводчика, с получением от них письменного заявления о том, что он не желает воспользоваться услугами переводчика, что влечет отказ подсудимого в судебном заседании от владения русским языком и заявление им ходатайства о предоставления ему переводчика, перевода обвинительного заключения на его родной язык.

В 99 % уголовных дел поступивших в суд в 2019 году отсутствует в нарушение п. 19 Постановления Пленума ВС РФ  от 16.05.2017 N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» письменные доказательства значительности ущерба для потерпевшего, причиненного преступлением (сведения о размере дохода его и членов его семьи и об их расходах) по уголовным делам, где значительность является квалифицирующим признаком, что влечёт за собой переквалификацию действий подсудимого судом на статью, исключающую квалифицирующий признак значительность, что влечёт за собой нарушение прав потерпевшего и возможность использования коррупционной составляющей органами предварительного расследования.

Неоднократно, в течение 2018-2019 годов, судами  выносились частные постановления в адрес органов предварительного расследования о недопустимости не представления в суд в уголовном деле письменных доказательств значительности ущерба для потерпевшего, причиненного преступлением (сведения о размере дохода его и членов его семьи и об их расходах), однако, СК РФ и ОМВД РФ злостно игнорируют требования п. 19 Постановления Пленума ВС РФ  от 16.05.2017 N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» и частные постановления суда и упорно не представляют в делах письменные доказательства значительности ущерба для потерпевшего, причиненного преступлением.

В 100 % уголовных дел малолетние и несовершеннолетние свидетели, потерпевшие, в том числе по тяжким сексуальным преступлениям, даже в возрасте до 7 лет допрашиваются следователями без проведения видеосъемки, поскольку,  как показывают их законные представители в судебном заседании, они  вводятся в заблуждение следователями о том, что нецелесообразно проводить видеосъемку допроса малолетних и несовершеннолетних, и от них отбирается заявление о её не проведении. Впоследствии, в судебное заседание законные представители, малолетние и несовершеннолетние потерпевшие свидетели отказываются являться, мотивируя повторный допрос их детей психотравмирующей ситуацией в присутствии посторонних лиц и подсудимого, что создает серьезные трудности в исследовании доказательств в виде их показаний и нарушение права потерпевших на защиту.

В отношении подсудимых, не являющихся жителями Ставропольского края, имеющих до совершения преступления места жительства за пределами края, не запрашиваются сведения о судимостях из ИЦ по РФ, что влечет за собой истребование их судом и выявление судом судимостей по приговорам судов, за пределами Ставропольского края, что приводит к длительному разбирательству в связи с их истребованием.

Необходимо разрешить вопрос о своевременном вручении обвинительных заключений обвиняемому  и надлежащей его фиксацией, до поступления уголовного дела в суд на рассмотрение.

Нет сведений о том, что обвиняемым, не имеющим гражданство РФ, не разъясняется право на переводчика, с получением от них письменного заявления о не желании воспользоваться услугами переводчика.

В материалах уголовного дела представляются копии приговоров и постановлений, свидетельствующих о наличии судимости у обвиняемого без отметки о вступления в законную силу постановления либо приговора, в связи с этим отсутствует указание на изменение вышестоящими судами приговоров и постановлений судом.

Зачастую вводная часть обвинительного заключения не содержит необходимых сведений  о прошлых судимостях обвиняемого об отбытии наказания, полностью ли оно отбыто, не указывается не отбытое наказание, как основное  таки и дополнительное.

В обвинительном заключении иногда не указываются все необходимые данные, например, точное место проживание лиц, подлежащих вызову в суд, их телефоны. Следователям и дознавателям необходимо доводить до сведения  граждан о необходимости их явки в судебное заседание, а не решать за суд возможность рассмотрения уголовного дела в их отсутствие.

В описательной части обвинительного заключения по групповым преступлениям указываются все соучастники. Вместе с тем, нет сведений о лицах, которым обвинение не предъявлено, о том, что они объявлены в розыск, или дело выделено в отдельное производство, в обвинительном заключении не указано.

В материалах уголовного дела иногда не содержится выводов по всем  выдвинутым версиям обвинения и защиты.

Органы предварительного следствия допускают случаи необоснованного вменения признаков преступления. Касаясь вопроса предъявления обвинения в причинении значительного ущерба, доказательств в подтверждение данного признака не приводится. Это же касается и такого признака как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, в обоснование наличия предварительного сговора, доказательств также никаких не приводится.

Органами дознания и предварительного следствия в ходе производства дознания и предварительного следствия игнорируется такое следственное действие как очная ставка, что порождает проблемы при рассмотрении уголовных дел, исходя из требований ч. 2.1 ст.281 УПК РФ, согласно которой в случаях предусмотренных п. 2-5  ч.2 ст. 281 УПК РФ решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетелей возможно при условии предоставление обвиняемому  возможности оспорить эти доказательства.

Малолетние и несовершеннолетние свидетели, потерпевшие, в том числе по тяжким сексуальным преступлениям, даже в возрасте до 7 лет допрашиваются следователями без проведения видеосъемки, поскольку,  как показывают их законные представители в судебном заседании, они  вводятся в заблуждение следователями о том, что нецелесообразно проводить видеосъемку допроса малолетних и несовершеннолетних, и от них отбирается заявление о ее не проведении. Впоследствии, в судебное заседание законные представители, малолетние и несовершеннолетние потерпевшие свидетели отказываются являться, мотивируя повторный допрос их детей психотравмирующей ситуацией в присутствии посторонних лиц и подсудимого, что создает серьезные трудности в исследовании доказательств в виде их показаний и нарушение права потерпевших на защиту.

По мнению Мариховой, Н. И. существенные технические ошибки, как правило, обусловлены субъективными особенностями уполномоченных должностных лиц органов предварительного расследования и их пренебрежительным отношением к требованиям пунктов 1 и 2 ч. 1 ст. 220 и п. 3 ч. 1 ст. 225 УПК РФ, обязывающих следователя (дознавателя) указывать в обвинительном заключении (акте, постановлении) фамилии, имена и отчества обвиняемых и данные о личности каждого из них, характеризующих их сведений и сведений о материальном положении, ссылки на тома и листы дела всех доказательств, а также их анализ и другие. Составление обвинительных заключений (актов, постановлений) сводится к техническому копированию собранных по делу доказательств в полном объеме, без их анализа, учета их необходимости и достаточности для доказывания конкретных фактических обстоятельств.

Анализ судебно-следственной практики, проведенный Васильевым О.Ю. свидетельствует о том, что следователи (дознаватели) допускают различного вида нарушения требований уголовно-процессуального закона, которые своевременно руководителями следственных органов и прокурорами не выявляются и не устраняются. Основными причинами возвращения уголовных дел в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ являются недостаточный уровень квалификации следователей, невнимательность при составлении итоговых процессуальных документов, а также недостатки в организации ведомственного контроля и прокурорского надзора за расследованием преступлений.

В качестве примеров из практики возвращенных уголовных дел Минераловодским городским судом за 2019 год привожу уголовное дело в отношении гражданина К., совершившего преступление, предусмотренное  ч.1 ст. 105 УК РФ, при следующих обстоятельствах.  Органами предварительного расследования К.  обвиняется в том, что 09.08.2019 в период времени с 12 часов 30 минут до 13 часов 30 минут К. находясь в состоянии алкогольного опьянения в домовладении, расположенном по адресу: Ставропольский край, Минераловодский городской округ, действуя на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений к своему отцу К. в ходе возникшей ссоры, поводом для которой явилась претензия последнего о злоупотреблении спиртными напитками К. после совместного употребления алкогольных напитков, действуя умышленно, осознавая общественно опасный и противоправный характер своих действий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий в виде смерти К., повалил последнего на диван, расположенный в комнате на первом этаже указанного домовладения, и используя шнур от утюга, которым он в этот момент гладил белье, сдавил шею К., видя, что последний потерял сознание и перестал оказывать сопротивление, К. с целью сокрыть следы преступления вынес К. во двор домовладения и скрылся с места совершения преступления.

В результате умышленных преступных действий К. в соответствии с заключением эксперта № 179/1 от 27.09.2019 смерть К.  наступила 09.08.2019 в 21 час 45 минут в реанимации РБ от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи петлей удавкой, что подтверждается обнаружением одиночной, незамкнутой, равномерно вдавленной, горизонтальной и восходящей снизу вверх, странгуляционной борозды, осложнившейся развитием гипоксического поражения клеток головного мозга, явившегося непосредственной причиной смерти.

Таким образом, своими умышленными действиями К.  совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ — убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

В судебном заседании государственный обвинитель  ходатайствовала о возвращении уголовного дела прокурору для  устранения препятствий рассмотрения его судом.

Обвиняемый, его адвокаты и потерпевшие не возражали против  возвращения уголовного дела прокурору.

Исследовав материалы дела, суд приходит к выводу, что уголовное дело подлежит возвращению прокурору по следующим основаниями.

Исходя из требований п.3 ч.1 ст. 220 УПК РФ обвинительное заключение должно содержать существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Согласно предъявленного К.  обвинения от 19.08.2019г., его описательной части,  он обвиняется в том, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений к своему отцу К. возник преступный умысел на совершение убийства К. В указанный период времени К., реализуя свой преступный умысел, направленный на причинении смерти К., осознавая общественно опасный и противоправный характер своих действий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий в виде смерти К., находясь в домовладении, сложенном по адресу: Ставропольский край, Минераловодский городской округ, повалил последнего на диван, используя шнур от утюга, сдавил им шею К. В результате умышленных преступных действий К. смерть К. наступила от асфиктического отека мозга, в реанимационном отделении РБ.

Вместе с тем, 29.09.2019 г. К.  было предъявлено новое обвинение, согласно которому он обвиняется в том, что действуя умышленно, осознавая общественно опасный и противоправный характер своих действий, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий в виде смерти К., повалил последнего на диван, расположенный в комнате на первом этаже указанного домовладения, и,  используя шнур от утюга, которым он в этот момент гладил белье, сдавил шею К., видя, что последний потерял сознание и перестал оказывать сопротивление, К. с целью сокрыть следы преступления вынес К. во двор домовладения и скрылся с места совершения преступления.

Как видно из данного текста предъявленного обвинения, отсутствует указание на то, что у К. возник преступный умысел на совершение убийства К.  и во исполнение данного умысла,   используя шнур от утюга, он сдавил им шею К.  и в результате наступила смерть К.  и что она наступила от асфиктического отека мозга, в реанимационном отделении РБ, сделана только ссылка на выводы, изложенные  в заключении эксперта №179/1 от 27.09.2019.

Однако в резолютивной части постановления указано, что К.  совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ — убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Исходя из требований закона, основанием возвращения уголовного дела прокурору может служить неконкретизированность обвинения. Проявлениями неконкретизированности обвинения могут быть недостаточно полное установление и описание в обвинительном акте фактического проявления каждого из необходимых признаков состава преступления, в том числе не указание, какие конкретно действия обвиняемого составляют признаки объективной стороны и вменяются ему в вину и не конкретизирована форма вины, когда это имеет юридическое значение.

Не указание при предъявлении обвинения К. и в обвинительном заключении на то, что у К.  до совершения преступления, возник преступный умысел на совершение убийства К., и во исполнение данного умысла, он, используя шнур от утюга, сдавил им шею К., что привело к смерти потерпевшего, имеет существенное значения для установления субъективной стороны преступления, и умысла обвиняемого на совершение убийства, а также квалификацию содеянного.

Согласно обвинительному заключению, органами предварительного следствия по обвинению К. указывается совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ – убийства, умышленное причинение смерти другому человеку, тогда как описательная часть постановления о предъявлении обвинения (в окончательном варианте) на это не указано, что лишает суд возможности реализации конституционных принципов правосудия, предполагающих неукоснительное следование процедуре уголовного преследования, что гарантирует соблюдение процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, суд, выявив допущенные органами дознания или предварительного следствия процессуальные нарушения, вправе принимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу.

Исходя из требований закона, ухудшение считаются случаи, когда в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому действия, влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного, но  увеличивающие объем обвинения по наступившим последствиям.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что обвинительное заключение в отношении К. составлено с нарушениями требований уголовно- процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или иного решения на основе данного обвинительного заключения.

Суд исходил также из того, что указанные в ч.1 ст. 237 УПК РФ существенные нарушения требований данного закона, влекущие возвращение уголовного дела прокурору, не могут касаться ни его фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации содеянного, ни доказанности вины обвиняемого, и что ст. 252 УПК РФ предусматривает проведение судебного разбирательства лишь по тому обвинению, которое было предъявлено обвиняемому.

В качестве гарантии процессуальных прав участников уголовного судопроизводства конституционные принципы правосудия предполагают неукоснительное соблюдение процедур уголовного преследования, и в случае выявления допущенных органами предварительного следствия процессуальных нарушений, суд обязан принимать, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу.

Согласно представленным суду материалам уголовного дела органами предварительного следствия таких гарантий обвиняемому К. и  потерпевшим не представлено, поскольку следствие не в полном объеме выполнило возложенные на него требования закона.

При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу, что обвинительное заключение в отношении К. составлено с нарушениями требований уголовно - процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или иного решения на основе данного обвинительного заключения и вернул уголовное дело межрайонному прокурору. Постановление суда не обжаловано и вступило в законную силу.

Еще один пример обоснованного возвращения уголовного дела прокурору исходя из практики рассмотрения уголовных дело Минераловодским городским судом за 2019 года.

31 октября 2016 года, В. находясь в г. Минеральные Воды Ставропольского края заключила с Управлением Муниципального хозяйства администрации Минераловодского городского округа, в лице начальника управления А. контракт №  «О выполнении работ по зимнему содержанию автомобильных дорог местного значения в границах Минераловодского городского округа в 2016-2017 годах» на общую сумму 9609676 рублей, сроком выполнения до 31 декабря 2017 года.

После чего, В. являясь индивидуальным предпринимателем, используя свое служебное положение, в сфере предпринимательской деятельности, 01 ноября 2016 года, точное время в ходе предварительного следствия не установлено, находясь в г. Минеральные Воды Ставропольского края, точное место в ходе предварительного следствия не установлено, заключила с директором ООО С. договор подряда от  01ноября 2016 года, согласно которого ООО, взяло на себя обязательства о выполнении работ по зимнему содержанию автомобильных дорого местного значения в границах Минераловодского городского округа в 2016-2017 годах на общую сумму 3760732 рубля, сроком с 01 ноября 2016 года до 01 апреля 2017 года.

Введенный в заблуждение относительно действительных намерений В.  директор ООО С. в период с 01 ноября 2016 года по 31 декабря 2016 года, при помощи автомобиля под управлением водителя ООО  Г. и автомобиля под управлением водителя ООО М.  в полном объеме выполнил от имени ООО работы по зимнему содержанию автомобильных дорог местного значения в границах Минераловодского городского округа в 2016-2017 годах, о чем предоставил в адрес индивидуального предпринимателя акты выполненных работ по форме КС-2, справки о стоимости выполненных работ по форме КС-3 и счета, однако В., имея реальную возможность рассчитаться в полном объеме по своим договорным обязательствам, этого не сделала, а напротив распорядилась полученными ею от Управления муниципального хозяйства администрации Минераловодского городского округа за выполнение в полном объеме обязательств по контракту «О выполнении работ по зимнему содержанию автомобильных дорог местного значения в границах Минераловодского городского округа в 2016-2017 годах», денежными средствами в общей сумме 9609676 рублей по своему усмотрению, причинив тем самым ООО материальный ущерб на общую сумму 3760732 рубля, то есть в крупном размере.   

Своими умышленными действиями В. совершила преступление, предусмотренное ч. 6 ст. 159 УК РФ – мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в крупном размере.

Исследовав материалы дела, суд приходит к выводу, что уголовное дело подлежит возвращению  прокурору по следующим основаниями.

Согласно закона, п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий в его рассмотрении судом в случаях, если обвинительное заключение,  составлено с нарушением требований уголовно – процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления.

Согласно требований  п.3 ч.1 ст. 220 УПК РФ обвинительное заключение должно содержать существо  обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Органами предварительного следствия В.  обвиняется в том, что совершила преступление, предусмотренное ч. 6 ст. 159 УК РФ – мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в крупном размере.

Указывая при предъявлении обвинения и в обвинительном заключении на хищения В. денежных средств, путем обмана, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, сам факт преднамеренности неисполнения договорных обязательств не раскрывается, указывается лишь на то, что В. имея реальную возможность рассчитаться в полном объеме по своим договорным обязательствам, этого не сделала.

Вместе с тем,  описание содержащегося в ч. 6 ст. 159 УК РФ состава хищения не может основываться  только на том, что  объективную сторону данного преступления составляет неисполнение обязательств.

Исходя из требований данного закона объективная сторона преступления должна содержать сведения о том, что виновное лицо, принимая на себя обязательства обязательств по исполнению  договора, заведомо, до момента его заключения имела намерение его не исполнять и органы предварительного следствия обязаны это указать при предъявлении обвинения представить в подтверждение этого факта доказательства.

Вместе с тем, исходя из предъявленного  В. и обвинительного заключения указывается лишь на то, что  введенный в заблуждение относительно действительных намерений В., директор ООО С. в период с 01 ноября 2016 года по 31 декабря 2016 года, при помощи автомобиля под управлением водителя ООО «ЭКОГОР» Г. и автомобиля под управлением водителя ООО М., в полном объеме выполнил от имени ООО работы по зимнему содержанию автомобильных дорог местного значения.

При этом из данного текста невозможно сделать вывод, в чем выразилось введение директора ООО С. в заблуждение относительно действительных намерений В., на какой стадии эти намерения возникли у В. В ходе производства предварительного расследования данный факт органами предварительного не  проверялся. Указывая в обвинении на совершение преступления путем обмана, в чем он выразился не указано.

Исходя из требований закона, органы предварительного следствия  обязаны были  в обвинительном заключении указывая  квалифицирующий признак  мошенничества, как хищение чужого имущества путем обмана, сопряженное именно с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности должны были раскрыть, в чем выразился признак преднамеренного неисполнения договорных обязательств.

Из предъявленного  В.  обвинения устанавливается, что она заключила с директором ООО С. договор подряда от  01ноября 2016 года, согласно которого ООО взяло на себя обязательства о выполнении работ по зимнему содержанию автомобильных дорог местного значения в границах Минераловодского городского округа в 2016-2017 годах на общую сумму 3760732 рубля, сроком с 01 ноября 2016 года до 01 апреля 2017 года, вместе с тем, не указывается, на какие либо обязанности самой В. поданному  договору, которые она нарушила.

При таких обстоятельствах, с учетом что фактически, предъявляя обвинение и в обвинительном заключении при описании события преступления, не указали на преднамеренное неисполнение обязательств  обвиняемой В., в чем оно выразилось, на какой стадии у В. возник умысел на неисполнения взятых ею договорных обязательств - до момента  заключения договора с потерпевшим и  или уже позже  - на момент его исполнения, что имеет существенное значение для установления наличия  состава преступления, субъективной его стороны.

В связи с этим, суд пришел к выводу, что обвинительное заключение в отношении В. составлено с нарушениями требований уголовно -  процессуального закона и вернул уголовное дело прокурору. Решение суда также не обжаловано.  

Поэтому полагаю, что улучшение качества предварительного расследования возможно лишь в случае выполнения комплекса воздействий, таких как усиление кадрового потенциала органов предварительного следствия, и повышение квалификации работников правоохранительной системы.

 

Список литературы:

  1. Васильев О.Ю. Составление обвинительного заключения (акта, постановления) с нарушением требований УПК РФ как основание возвращения уголовного дела прокурору /В.Ю. Васильев. – Текст: непосредственный// Вестник Сибирского юридического института ФСКН России. – 2014 - № 2 (15) .- с. 27-36. - URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sostavlenie-obvinitelnogo-zaklyucheniya-akta-postanovleniya-s-narusheniem-trebovaniy-upk-rf-kak-osnovanie-vozvrascheniya-ugolovnogo / (дата обращения: 13.09.2020).
  2. Марихова, Н. И. Типичные нарушения, допускаемые органами предварительного расследования, являющиеся препятствием для рассмотрения судом уголовного дела по существу / Н. И. Марихова. — Текст: // Молодой ученый. — 2018. — № 47 (233). — С. 95-99. — URL: https://moluch.ru/archive/233/54148/ (дата обращения: 13.09.2020).
  3. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 08.09.2020.