Телефон: +7 (383)-235-94-57

НАПРАВЛЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ПОЛИТИКИ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Опубликовано в журнале: Современное российское право №2(3)

Автор(ы): Калужина Марина Анатольевна

Рубрика журнала: Уголовное право и криминалистика

Статус статьи: Опубликована 5 февраля

DOI статьи: 10.32743/2658-6509.2019.2.3.61

Библиографическое описание

Калужина М.А. НАПРАВЛЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ПОЛИТИКИ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ // Современное российское право: эл.научный журнал. –2019 – №2(3). URL: https://journallaw.ru/archive/3/61 (дата обращения: 18.11.2019). DOI: 10.32743/2658-6509.2019.2.3.61

Калужина Марина Анатольевна

канд. юрид. наук, доц. Кубанский государственный университет доц. кафедры криминалистики и правовой информатики,

РФ, г. Краснодар

DIRECTIONS OF OPERATIONAL RESEARCH POLICY: TRENDS AND PROSPECTS

 

Marina Kaluzhina

сandidate of Law, Associate Professor, Kuban State University, Associate Professor of the Criminalistics and Law Informatics Department,

Russia Krasnodar

 

АННОТАЦИЯ

Основываясь на результатах анализа оперативно-розыскной политики, автор приходит к выводу, что современные тенденции оперативно-розыскной деятельности выходят за пределы противодействия преступности. Разделяя точку зрения специалистов – противников расширительного толкования оперативно-розыскной деятельности приводятся аргументы в обоснование данной позиции.

ABSTRACT

Based on the results of the analysis of operational-search policy, the author comes to the conclusion that the current trends of operational-search activity go beyond the limits of combating crime. Separating the point of view of experts - opponents of the broad interpretation of operational-search activity, arguments are presented in support of this position.

 

Ключевые слова: оперативно-розыскная деятельность, нормативное-правовое регулирование, борьба с преступностью.

Keywords: operatively-search activity, normative-legal regulation, struggle against criminality.

 

Масштабные преобразования, наблюдаемые за последнее десятилетие в Российской Федерации, вызвали появление новых тенденций, правовых явлений и процессов, меняющих практически все сферы общества и определяющих его дальнейшее развитие. Деятельность уполномоченных государством правоохранительных органов, играющих важную роль в достижении целей развития нашего общества по обеспечению устойчивого социально-экономического развития государства и роста национальной экономики, также не статична, поскольку является важнейшим этапом воплощения концептуальных идей, намеченных в области противодействия преступности. Содержание деятельности правовых институтов в механизме власти по принудительному обеспечению правового порядка, соблюдения баланса интересов личности и общества определяется проводимой государственной правовой политикой по борьбе с преступностью.

В современном прочтении политика – это деятельность государственного управления, состоящая в выдвижении и достижении государственных целей, выражающая функции государства по социальному руководству, воздействию, принятию решений на определенные сферы жизнедеятельности общества [6]. Уголовная политика как общее направление борьбы с преступностью, как впрочем, и любая государственная политика, определяет основные направления и дальнейшие перспективы уголовно-правовой защиты общественных отношений. Формирование государственно-правовой защиты общественных отношений находит свое выражение в преобразовании политических идей в программные документы, определении практических действий по достижению намеченных результатов. При этом основные принципы уголовной политики объективно обусловлены общими закономерностями развития общества, их сущность и направленность черпаются из того социального явления, к которому они принадлежат, коренятся в объективной реальности, в общественной жизни и потому имеют объективный характер.

Говоря обобщенно об уголовной политике, мы полагаем возможным рассматривать её реализацию как синтез различных видов деятельности, осуществляемой специальными субъектами государственной политики. Субъекты государственной политики обязаны организовывать свою деятельность ориентируясь на достижение определенных значимых результатов, исходя из определённых законом целей и задач, воплощенных в директивах, нормах, программах, конкретных актах правоприменения, и определяющих совокупность сил, средств и методов, обеспечивающих достижение планируемых результатов.

Наличие оперативно-розыскной политики признается большинством специалистов и рассматривается как важная составляющая уголовной политики, которая входит в общую политику государства в области борьбы с преступностью. Более того, являясь составной частью уголовной политики, оперативно-розыскная политика во многом производна от уголовно-правовой политики, тесно с ней взаимосвязана. Вместе с тем содержание оперативно-розыскной политики в последнее десятилетие подвиглось существенным изменениям, колеблющим традиционные постулаты.

Прежде всего, следует констатировать отсутствие легального толкования оперативно-розыскной политики, что сказывается в различиях трактовки её понятия и сущности в научной доктрине. В позиции ученых нет единства по поводу перечня её основных элементов и направлений, а также по ряду смежных вопросов [5, с. 152-153]. Это одна из причин отнесения её к одной из важнейших проблем теории оперативно-розыскной деятельности и предмета научных дискуссий исследователей.

Сущность современной оперативно-розыскной политики можно соотнести с направленностью на выработку и определение практических рекомендаций по применению возможностей оперативно-розыскной деятельности в решении определённых задач уголовной политики [3, с. 34].

Оценивая в целом имеющиеся точки зрения ученых, мы считаем более состоятельной именно ту из них, в соответствии с которой оперативно-розыскная политика рассматривается как часть общей политики правоохранительной деятельности государства, при этом не выделяется её самостоятельный характер. В обоснование своей позиции приведем высказывание А.А. Герцензона, уделившего много внимания разработке вопросов уголовной политики о том, что она представляет собой совокупность тех положений, «которые сводят воедино принципы любой отрасли уголовно-правовых наук (криминологии, уголовного права, уголовно-исполнительного права, уголовного процесса, криминалистики)» [2, с. 194]. Он пришел к выводу о междисциплинарном научном характере уголовной политики и необходимости её системного изучения. Этот взгляд разделяется специалистами и ныне. Исходя из того, что выделение и разработка уголовной политики как единой стратегии борьбы с преступностью призваны обеспечить единый подход к решению узловых проблем, И.М. Гальперин и В.И. Курляндский рассматривают её как часть общей политики в правоохранительной деятельности государства [1, с. 12,27].

С таких позиций содержание оперативно-розыскной политики определяется задачами, которые стоят перед данным направлением политики в области борьбы с преступностью, а также сущностью и системой принципов уголовной политики, определяющих основные направления и дальнейшие перспективы уголовно-правовой защиты общественных отношений, и выступающих по отношению к оперативно-розыскной политике интегрирующей функцией социально-политических интересов.

Таким образом, присущие оперативно-розыскной политике специфичные задачи, принципы, направления и цели, а также средства их достижения, находятся в диалектической взаимосвязи с руководящими началами уголовной политики. Будучи закрепленными в нормах права, они приобретают статус правовых; в них в юридической форме преломляются и конкретизируются основные закономерности развития нашего общества. Субъекты оперативно-розыскной деятельности, осуществляющие борьбу с преступностью, выступают от имени государства, в порядке и в пределах, определённых и ограниченных им. Содержательную сторону рассматриваемой деятельности составляет проведение оперативно-розыскных мероприятий, перечень которых носит гласный характер и строго ограничен Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» [7]. Специальные субъекты вправе использовать специфические оперативно-розыскные средства и методы борьбы с преступностью, специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности. Государство и общество прямо заинтересованы в том, чтобы эти средства и методы всегда были адекватны современным вызовам, вопросам обеспечения безопасности и пределам ограничения конституционных прав и свобод граждан, имели максимальное общественно-полезное значение.

Правотворчество оперативно-розыскной политики служит одновременно показателем основных закономерностей и тенденций развития оперативно-розыскного права. Бесспорно, в процессе развития уголовно-правовой политики всегда присутствует необходимость внесения корректив в оперативно-розыскную политику, поэтому развитие последней предполагает выявление, обоснование и оценку социальной обусловленности действующих норм оперативно-розыскного права, совершенствование оперативно-розыскного законодательства и правоприменительной практики.

Исходя из содержания оперативно-розыскной политики, на сегодняшний день наметилось несколько новых направлений совершенствования оперативно-розыскного законодательства и расширения сферы применения оперативно-розыскной практики. Отмечаемые изменения в законодательстве служат основанием для доктринальных изысканий и разработки проблематики расширения направлений использования оперативно-розыскной деятельности, что опровергает тезис о том, что оперативно-розыскная деятельность – средство исключительно борьбы с преступностью.

Предлагается расширить сферу оперативно-розыскной деятельности за счет допустимости в область некоторых категорий административных правонарушений, не связанных с уголовным процессом. Следует заметить, что подобная практика уже закреплена в законодательстве в ст. 84 Уголовно-исполнительного кодекса РФ [8]. Правовые установления регламентируют использование средств и методов оперативно-розыскной деятельности в проведении оперативно-розыскных и режимных мероприятий; в обеспечении личной безопасности осужденных, персонала исправительных учреждений и иных лиц; а также злостных нарушений режима установленного порядка отбывания наказания.

Под режимом в исправительном учреждении согласно ч.1 ст. 82 УИК РФ понимается порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечение охраны и изоляции осужденных, постоянный надзор за ними, личная безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание осужденных и проч.

Характер оперативно-режимного обеспечения отбывания наказаний определяется правоотношениями, возникающими в связи и на основе права, направленными на решение задач, стоящих перед данным видом наказания.

Попытаемся разобраться, насколько эта тенденция целесообразна в развитии, поскольку в действующем законодательстве не обосновывается её легитимность и объективная необходимость выделения её дополнительных направлений, выходящих за пределы решения задач оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, она не отвечает обозначенным в ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» задачам. Какие же основания имеются для этого, и есть ли необходимость в самостоятельном правовом регулировании данного направления?

В Российской Федерации оперативно-розыскная деятельность носит государственный характер и осуществляется в лице специальных субъектов «в целях защиты, жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств». Из нормативных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» следует, что она направлена на специфический объект. Это – преступление и все, что находится с ним в причинно-следственной связи. Отсюда следует, что деятельность государственных органов по предотвращению и раскрытию преступлений не может ориентироваться на решение задач, не связанных с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений.

Процесс осуществления оперативно-розыскной деятельности неизбежно затрагивает права и свободы личности, независимо от того, преследуются ли её интересы при проведении оперативно-розыскных мероприятий, носят ли эти мероприятия нейтральный характер или же они направлены на изобличение этого лица в совершении преступления.

В этой связи профессор К.К. Горяинов обоснованно задается вопросом о соответствии нормативных правовых актов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность, положениям Конституции РФ [4, с. 7]. Такую позицию учёных следует отнести к противникам расширительного толкования оперативно-розыскной деятельности. Разделяя данную точку зрения, заметим, что оперативно-розыскной деятельности принадлежит важная роль в реализации уголовной политики государства в целях создания эффективной рыночной экономики и укрепления демократических институтов общества, а формирование и реализация оперативно-розыскной политики неразрывно связаны с социально-экономическими аспектами развития нашего государства.

В то же время нельзя преувеличивать роль оперативно-розыскного права в решении уголовно-политических задач, поскольку его охранительные и превентивные возможности (функции) ограничены специфичными средствами и методами воздействия.

Применительно к современным конституционно-правовым реалиям конституционную законность формирует эффективная реализация положений Конституции РФ. При таком подходе, полагаем, правоохранительная функция по государственной защите прав и свобод человека, гарантированных Конституцией РФ, направленная на защиту основ конституционного строя, правового статуса личности, общественной и государственной безопасности не может реализовываться расширительно.

Тенденция к расширению направлений использования результатов оперативно-розыскной деятельности не может быть оправдана ни условиями экономического кризиса, ни криминальной обстановкой в стране. Вынужденность использования подобных репрессивных мер в постоянном режиме ассоциативно изменяет стереотипы мышления, устраняет возможность поиска компромиссных моделей разрешения конфликтных ситуаций в обществе.

Таким образом, способы разрешения ситуации следует искать в других направлениях, оперативно-розыскная деятельность не может осуществляться вне установленных законом её целей и задач, с отступлением от оснований, условий и порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий, без соблюдения строгих правил и пределов действий должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В научной доктрине действующие законодательные новеллы требуют дальнейшего научного осмысления, а также исследования перспектив правового регулирования оперативно-розыскных процедур получения оперативно значимой информации для всех видов правоохранительной деятельности и отправления правосудия.

 

Cписок литературы:

  1. Гальперин И.М., Курляндский В.И. Судебно-уголовная политика и основные направления её изучения. Цит. по: Основные направления борьбы с преступностью. М., 1975.
  2. Герцензон А.А. Уголовное право и социология. М., 1970.
  3. Горяинов К.К. Оперативно-розыскная политика и развитие законодательства // Уголовно-исполнительная система на современном этапе: взаимодействие науки и практики: материалы Международной научно-практической межведомственной конференции. Самара. 2016.
  4. Горяинов К.К., Щетнев Л.Е. Основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий как праводопустимые пределы ограничения прав человека // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2017. № 3.
  5. Захарцев С.И., Игнащенков Ю.Ю., Сальников В.П. Оперативно-розыскная деятельность в XXI веке. М., 2015.
  6. Новая философская энциклопедия // Официальный сайт Института философии РАН. URL: https://iphras.ru/links.htm (дата обращения – 20.08.2018).
  7. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон № 144-ФЗ от 12.08.1995 (ред. от 06.07.2016) / Доступ СПС Консультант Плюс (дата обращения – 20.08.2018).
  8. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (ред. от 20.12.2017) / Доступ СПС Консультант Плюс (дата обращения – 20.08.2018).