Телефон: +7 (383)-235-94-57

К ВОПРОСУ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В СПОРАХ О НЕКАЧЕСТВЕННО ОКАЗАННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

Опубликовано в журнале: Современное российское право №6(7)

Автор(ы): Соболева Мария Евгеньевна

Рубрика журнала: Гражданское право и процесс

Статус статьи: Опубликована 5 августа

DOI статьи: 10.32743/2658-6509.2019.6.7.142

Библиографическое описание

Соболева М.Е. К ВОПРОСУ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В СПОРАХ О НЕКАЧЕСТВЕННО ОКАЗАННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ // Современное российское право: эл.научный журнал. –2019 – №6(7). URL: https://journallaw.ru/archive/7/142 (дата обращения: 20.10.2019). DOI: 10.32743/2658-6509.2019.6.7.142

Соболева Мария Евгеньевна

ведущий юрисконсульт,  ФГБУ «НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева» Минздрава России,

РФ, г. Москва

 

THE ISSUE OF COMPENSATION FOR MORAL DAMAGES IN DISPUTES ABOUT THE SUBSTANDARD MEDICAL CARE PROVIDED

 

Maria Soboleva

general counsel, A.N.Bakulev NMRCCS

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассмотрены проблемы определения размера компенсации морального вреда. Приведены примеры судебной практики по выявлению прямой и косвенной причинно-следственной связи.

ABSTRACT

The article deals with the problem of determining the amount of compensation for moral harm. The examples of judicial practice to identify direct and indirect cause-and-effect relationship are given.

 

Ключевые слова: моральный вред, границы компенсации.

Keywords: moral damage, limits of compensation.

 

Согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь ст. 41 [4].

Медицинские организации, а также медицинские и фармацевтические работники несут предусмотренную в законе ответственность за нарушение прав в сфере охраны здоровья, за причинение вреда жизни и (или) здоровью в процессе оказания медицинской помощи, что предусмотрено ч. ч. 2, 3 ст. 98 Закона № 323-ФЗ [10].

В случае оказания медицинскими организациями пациенту некачественной медицинской помощи, последний вправе требовать компенсации по возмещению причиненного вреда, используя институт морального вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда [2]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что категория установления размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Но производить денежную компенсационную оценку нематериальным благам создает сложности в практической судебной деятельности.

В соответствии с п.2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости [2]. Судьи, рассматривающие все обстоятельства и доказательную базу по делу, основываются на личностном (житейском опыте), субъективном понимании и не всегда принятые ими решения являются надлежащим образом аргументированными и обоснованными.

Согласно положений, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора [5]. Сложность в установлении пределов компенсационного размера морального вреда при некачественном медицинском вмешательстве состоит в том, что суду необходимо принять информацию о степени причиненного вреда и действий медицинских сотрудников на основе экспертного заключения, одновременно проявив свое принятие и оценку причиненной боли, и сострадание к потерпевшему.

МОРАЛЬ (нравственность) (лат. Moralis - нравственный, mores - нравы) - специфический тип регуляции отношений людей, направленный на их гуманизацию; совокупность принятых в том или ином социальном организме норм поведения, общения и взаимоотношений [7]. Таким образом, компенсация морального вреда призвана восстановить баланс: причинение физических и нравственных страданий – выражение причиненного вреда в денежной оценке – восстановление внутреннего комфорта индивида.

По общему правилу гражданское право стремится к тому, чтобы восстановить нарушенное право в полном объеме (компенсационная функция ответственности). Соответственно, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков (п. 1 ст. 15 ГК). Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право не было нарушено [3, с. 323].

Как разъяснено в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя [6]. Таким образом, законодательно закреплена презумпция морального вреда.

Эрделевский А.М. определяет, что презюмируемый моральный вред – это страдание, которое по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек. По существу, презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку противоправного деяния [11, с. 230]. Как и было указано выше, в данном случае эффективность судебного правоприменения зависит не только от качества норм закона, материального, финансового и бытового обеспечения судей, но и от состояния общества, которое и обусловливает формирование личности судьи.

На текущий момент времени законодательно не урегулированы меры установления нижних и верхних границ по критериям определения денежной компенсации за физические и нравственные страдания.

Суд в современный период осуществляет выполнение не только правоприменительных функций, но и правотворческие функции, что наиболее ярко проявляется при восполнении пробелов в праве, преодолении юридических коллизий и оказании помощи в понимании рассматриваемых, часто схожих ситуаций другими судьями. Указанная миссия обусловлена динамикой общественных процессов, защитой интересов граждан при нарушении прав.

Далее приводятся примеры судебной практики, которые указывают, что возникновение права компенсации морального вреда возможно при установлении непрямой причинно-следственной связи дефекта и причинения вреда, а также выработка судами понятийного аппарата прямой и непрямой причинно-следственной связи.

Пример 1.

Так, Чайковским городским судом рассмотрено дело по иску К.Е.В. к ГБУЗ «Чайковская центральная городская больница». В обоснование требований истец указывал, что за время лечения в больнице умер его отец.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из доказанности наличия непрямой (косвенной) причинно-следственной связи между наступлением смерти и такими дефектами оказания К.В.М. медицинской помощи, как: несвоевременная диагностика фактически имеющегося заболевания, несвоевременность и неправильное лечение острого мозгового кровообращения, которые не позволили изменить негативный характер течения болезни и достигнуть благоприятных последствий.

Определяя сумму компенсации морального вреда в размере 150000 рублей, суд указал, что именно недостатки оказания медицинской помощи полностью исключили возможный благоприятный исход заболевания; истец лишился родного отца, сумма в размере 150000 руб. адекватна степени и тяжести перенесенных истцом нравственных страданий и способна в полной мере компенсировать причиненный ему виновными действиями ответчика моральный вред.

Суд апелляционной инстанции решение суда оставил без изменения.

Отклоняя доводы ответчика, судебная коллегия указала, что отсутствие именно прямой причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и смертью К.В.М. не может являться основанием для отказа в иске. Из исследованных экспертных заключений усматривается, что между дефектами оказания медицинской помощи и наступлением смерти К.В.М. имелась причинно-следственная связь непрямого характера, однако такие дефекты, как несвоевременная диагностика фактически имеющегося у лица заболевания, несвоевременность и неправильное лечение острого нарушения мозгового кровообращения, не позволили изменить негативный характер течения болезни и достигнуть благоприятных для больного последствий [1].

Пример 2.

Интересный пример нормотворчества суда, нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, не предусматривают как основание для возмещения ущерба только прямую причинно-следственную связь между противоправными действиями и наступившими последствиями, для определения деликтных обязательств требуется лишь ее наличие, как таковой. Поэтому причинно-следственная связь, как условие деликтной ответственности в данном деле, должна была быть установлена не только при совершении противоправных действий, но и при неправомерном бездействий из-за не совершения ответчиком действий по оказанию качественной медицинской помощи при оперативном вмешательстве и спасению жизнью пациента.

Прямая причинно-следственная связь - это такая связь, в которой причина должна быть достаточной, а сама связь - жесткой и однозначной. Последняя в отличие от вероятной (синонимы: косвенной, непрямой, опосредованной) связи характеризуется постоянным (во всех случаях) наступлением следствия с особыми качественными характеристиками, которые определяются причиной.

Непрямая (синонимы: косвенная, опосредованная, вероятная) причинно-следственная связь имеет место в том случае, когда какой-то фактор, не является причиной развития определенного состояния, но наряду с другими факторами, не являющимися его (состояния) причиной, но способствующими его возникновению, обуславливает реализацию этого состояния в отдельно взятом случае.

Таким образом, учитывая, что все же непрямая (косвенная) причинно-следственная связь между действиями ответчика по оперативному вмешательству и наступлением смерти <...> вызванное наряду с полученной травмой <...> тяжестью кровопотерей, создавшее условие развития <...>, экспертами все же установлена, требования истца о компенсации морального вреда подлежали удовлетворению. Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Пермского края "Чернушинская центральная районная больница" в пользу истца Д. в качестве компенсации морального вреда 300000 рублей [8].

Степень страданий и их проявление глубоко индивидуальны, что подлежит безусловной дифференцированной оценке судьями. Это вытекает как из закона, поскольку он предписывает учитывать степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего (ст.151 ГК РФ), так и из фактического физического и психоэмоционального выражения ущерба [9].

Таким образом, судьи выносят решения о компенсации морального вреда в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения. Сложность проблемы связана с трудностями доказывания причинно-следственной связи, с отсутствием критериев оценки морального вреда, что чаще всего ведет к необъективности выносимых судебных решений, со специфичностью самой услуги, так и с наличием самого вреда, поскольку последствия некачественной медицинской услуги могут быть отдаленными. Необходимо законодательное закрепление критериев оценки морального вреда в зависимости от степени вреда. Этот процесс необходим, так как в современном обществе при конфликтности в системе врач-пациент определение границ позволит соблюдать надлежащим образом компенсационную функцию ответственности.

 

Список литературы:

  1. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 11.11.2016 по делу № 33-20157/2016, (Справочно-правовая система Консультант плюс)
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. (Справочно-правовая система Консультант плюс)
  3. Гражданское право: Учебник. В 2 т. / Под ред. Б.М. Гонгало. Т. 1. М.: Статут, 2016. – 511 с.
  4. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993г. (Справочно-правовая система Консультант плюс)
  5. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (Справочно-правовая система Консультант плюс)
  6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" (Справочно-правовая система Консультант плюс)
  7. Словарь https://slovar.cc/fil/slovar/2480540.html (дата посещения 15 июля 2019г.)
  8. Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения судами Пермского края гражданских дел о взыскании компенсации морального вреда (утверждена на заседании Президиума Пермского краевого суда «25» августа 2017г.) http://oblsud.perm.sudrf.ru/modules.php?id=530&name=docum_sud (дата посещения 15 июля 2019г.)
  9. Уюткин Н.Н., Общие проблемы применения критериев определения размеров компенсации нанесенного морального вреда http://tbilissky.krd.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=4&did=7 (дата посещения 15 июля 2019г.)
  10. Федеральный закон РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» № 323-ФЗ от 1 ноября 2011г. (Справочно-правовая система Консультант плюс)
  11. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда М.: Р. Валент, 2007. – 272с.